Hello-Site.ru. Бесплатный конструктор сайтов.

Нягань. Город, где я...

Алексей Речкалов: На пожаре нет генералов

В последний день апреля работники пожарной охраны России отмечают свой профессиональный праздник. О трудовом пути, буднях и профессии пожарного мы попросили рассказать Алексея Речкалова, более двадцати лет прослужившего в пожарной охране города Нягани. На его счету сотни побежденных пожаров и десятки спасенных жизней.


Хочу быть пожарным



Стать пожарным и посвятить свою жизнь одной из самых опасных профессий Алексей решил еще в детстве. И неудивительно: по соседству с Речкаловыми жил Анатолий Ишмекеевич Юртеев, в то время возглавлявший одну из пожарных частей Нягани. Его рассказы о пожарах, о героизме огнеборцев раз за разом лишь укрепляли желание Алексея.
К тому же Речкалов-старший в свое время, еще «на большой земле», недол- гое время трудился водителем пожарного автомобиля. Так что став пожарным, Алексей отчасти воплотил и мечты своего отца. «Папа всегда с большим уважением отзывался о людях этой профессии, – пояснил Алексей Александрович, – одно время бок о бок работал с ними…»


Рвался в бой



Свой трудовой путь Алексей Речкалов начал начальником караула пожарной части № 3 по охране центрального товарного парка Красноленинского свода месторождений. «Это назначение, – говорит он, – воспринял как ссылку. Я стремился в Нягань, где, будучи курсантом, проходил стажировку, а значит и первое боевое крещение огнем. Я уже почувствовал, что такое пожары, знал основные характеристики города с пожарно-тактической точки зрения. Хотелось быть в настоящем деле, на линии огня, а не рутинной работы по контролю над состоянием пожарной безопасности объекта».
Тем не менее Речкалов с полной отдачей нес вахту на вверенном объекте – Ем-Ёговских активах ОАО «ТНК-Нягань». А в 2000 году по многочисленным его просьбам был, наконец, переведен на должность начальника караула пожарной части № 72 в Нягань. Это одна из самых сложных в плане пожарной безопасности частей – район ее выезда охватывал весь город. «Некоторые, напротив, просились на периферию, где спокойнее. Мне же хотелось работать по-настоящему. Я рвался в бой», –  говорит наш герой.


Изобрели тактику



А по-другому тут и не скажешь: в начале 2000-х Нягань в основном состояла из деревянного жилищного фонда, и возгорания здесь происходили с печальной регулярностью. ПЧ-72 приходилось очень и очень непросто. «Пожаров в те годы было много, – рассказывает Алексей Рычкалов. – Зачастую сложный уровень. В сезон, когда наступала сухая пора, а также в сильные морозы, мы выезжали на пожар по несколько раз за сутки. Иной раз даже не успевали вернуться в депо, как поступал новый вызов. И мы, грязные, мокрые, уставшие, разворачивались и ехали по новому адресу – туда, где нужна была наша помощь. Бывало, просто на износ приходилось работать.
Нашей головной болью были 16-квартирные панельные дома, полностью сгоравшие в течение получаса до свай, а также многочисленные вагонообразования. Жилищный фонд уже к тому времени был достаточно изношен. И это не лучшим образом сказывалось на частоте и скорости сгорания, особенно 16-квартирников. Скажу больше, «деревяшки» как временное жилье, согласно проекту, вообще не подлежали тушению! Тем не менее мы вставали на их защиту. И получалось – во многом благодаря тактике, изобретенной няганскими огнеборцами еще в 80-х годах (впоследствии этот опыт главным управлением был распространен по всему округу)».


Между жизнью и смертью



За время службы в пожарной охране Алексей Речкалов работал на ответственных должностях: замначальника ПЧ-72, оперативным дежурным в службе пожаротушения отряда, начальником ПЧ-3, начальником ПЧ-72, замначальника отряда 4 ОФПС. Но при этом всегда выезжал на пожары. «Есть у нас такое правило: на пожаре нет генералов. Все – бойцы пожарной охраны, все готовы взять ствол в руки, заступить на боевую позицию, иной раз рискуя здоровьем и жизнью», – отмечает Алексей Александрович.
Между жизнью и смертью огнеборцу Речкалову в схватке с огненной стихией приходилось бывать не раз. «Запомнился пожар по Сибирской, в ремонтно-механической мастерской «Узбекдорстроя», случившийся в 2003 году, – вспоминает он. – Там можно было навсегда остаться в горящем здании. К нашему прибытию горела вся торцевая часть огромного арочника, состоящего из горючего утеплителя. Чтобы дойти до очага пожара, нужно было пройти через всю мастерскую, а она – сто метров в длину. Оценив ситуацию, я как старшее должностное лицо отдал распоряжения караулу, а сам решил провести разведку внутри здания.
Оказавшись внутри, убедился, что горят бытовые подсобки, люди мечутся, пытаясь самостоятельно справиться с огнем с помощью внутреннего пожарного крана. Естественно, сразу же потребовал от них покинуть помещение. Сам поднялся на второй этаж, где происходило горение, и попытался привести ствол в действие, чтобы снизить интенсивность горения. За всеми этими мероприятиями не заметил, что весь бокс был полностью охвачен дымом. Пламя вырвалось на горючую кровлю. Пошло быстрое распространение пламени, и я оказался практически отрезанным огнем и дымом от выхода.
Стал пробиваться сквозь толщу дыма. Видимость нулевая. Этот утеплитель выделял настолько плотный дым, что я его просто кожей ощущал. Его можно было реально потрогать руками. Как я вышел оттуда, до сих пор не могу понять. Не иначе как мой ангел-хранитель вывел! Ведь среди всей техники, которой был забит бокс, можно было легко заблудиться и погибнуть от дыма. И, когда вышел оттуда, по глазам своих коллег понял, что они, уже организовавшие звено на мои поиски, считали меня погибшим…»
«Сколько людей спас за двадцать два года службы, даже и не знаю, – продолжает Алексей Речкалов. – Их бывало сразу много, приходилось эвакуировать, как, допустим, при пожаре одного из домов по ул. Пионерской в районе ЦКД «Юность». Я никогда даже и не думал вести такую статистику. Спас – значит выполнил свою работу.
Было ли страшно? Наверное, нет. Да и, когда находишься на пожаре, все мысли только о грамотном выполнении своей работы – от чего зависят жизни других людей, да и собственная. Об остальном задумывался уже дома. Прокручивая события минувшего пожара, понимал, что реально могло что-то случиться, мог просто не вернуться домой. Этот анализ был нужен больше для совершенствования навыков, а не для того, чтобы решить, стоит или нет мне дальше быть пожарным. Я просто не представлял свою жизнь без моей работы. Да и, когда видишь в глазах людей благодарность, когда они нас, грязных и мокрых, обнимают, всю усталость и опасения как рукой снимает. Мы нужны – и это очень воодушевляло».
 

Огнеборец-наставник



Другим серьезным делом для Речкалова стала работа с кадетскими классами в центре «Патриот». «ПЧ-72 всегда занималась со школьниками: привлекали их для участия в наших соревнованиях, проводили классные часы по профориентации, пожарной безопасности, – говорит Алексей Рычкалов. – В свое время руководство части решило перевести всю эту деятельность на новый уровень. Мне поступило предложение заниматься с кадетами из Центра «Патриот» основами пожарного дела. Я согласился – все равно работал со школьниками, да и хотелось кому-то передать свой опыт, обучить детей основам пожарного дела, чтобы у них сложилось верное представление о нашей профессии. Разработал учебную программу, защитил ее в комитете образования. Оборудовал в «Патриоте» кабинет под класс пожарных дисциплин. Кадеты, помимо теории, приобретали здесь различные навыки, в том числе по прокладке рукавных линий, надевании боевой одежды и снаряжения, работе со  спасательным оборудованием… Впоследствии многие из них пришли к нам работать, причем офицерами, окончив вуз МЧС».
Кадеты, с которыми Речкалов занимался подготовкой по пожарному направлению, в составе няганской команды принимали участие в соревнованиях «Школа безопасности». В 2012 году с успехом прошли все уровни всероссийского движения, в том числе и на международных состязаниях, оставив позади команды из США, Германии, Южной Кореи, Сербии…


На страже стратегического объекта



Выйдя на пенсию по выслуге лет, Алексей Речкалов принял предложение руководства Няганской окружной больницы поступить на работу специалистом по гражданской обороне. Через год его уже назначили и. о. заместителя главврача по ГОиМР.
На новом месте Речкалов сразу же оказался в гуще событий: трудоустройство совпало с началом пандемии. От него потребовалось трансформировать систему безопасности, усовершенствовать меры по изоляции и охране объекта, где в круглосуточном режиме одномоментно пребывает до 300 пациентов, в том числе и лежащих, трудится свыше 1 200 человек.
«Необходимо было срочно разделить потоки людей. Изучив проект больницы, внесли изменения в направлениях передвижения людей, выделили два отдельных лифта для ковидных больных. Постарались предусмотреть все, чтобы обезопасить сотрудников и пациентов. В итоге все получилось: каких-либо ЧП за прошедший год, слава Богу, не случилось. А приобретенный опыт, думаю, впоследствии можно будет применять в подобных ситуациях», – рассказывает Алексей Александрович. 


Нягань – малая родина



В Нягани Алексей Речкалов живет с 1980-го. Когда ему было три года, родители приехали строить Нягань по комсомольской путевке. С тех пор Нягань стала его малой родиной: здесь Алексей с 1-го по               11-й класс учился в средней школе № 3, сюда вернулся по окончании Екатеринбургского пожарно-технического училища. Здесь создал семью, здесь родились двое его детей, здесь он реализует свои профессиональные способности. «Это мой город, – подводит черту Речкалов. – Нягань росла вместе со мной, на моих глазах: из неухоженного рабочего поселка без дорог и достойного жилья она превратилась в красивый благоустроенный город с современной инфраструктурой. Теперь может соперничать в этом не только с другими северными городами, но и с городами «большой земли». Очень хочется, чтобы она и дальше развивалась, не останавливалась на достигнутом. А достигнуто за эти сорок лет немало! И так приятно осознавать, что в этом развитии лежит и мой труд».